Знаете, если бы Петя Буслов уже не снял фильм «Спасибо, что живой» — мы бы сами его сняли, только не про Владимира Семёновича, а про 4 дня из жизни москвичей на Урале.
Садитесь поудобнее, налейте себе в гранёный стакан ароматного руссиано со вкусом русского веника, а я расскажу вам подробный синопсис нашего фильма, который мы никогда не снимем, потому что не умеем, и денег нет.
Когда ты всю жизнь живёшь в России — тебя не удивить русской зимой. Потому что она в России круглосуточно. Только зелёная зима чуть теплее белой.
Когда ты всю жизнь живёшь в Москве — ты готов к тому, что в марте могут нагрянуть морозы в минус двадцать градусов, поэтому у тебя в шкафу, в мешке с сухой полынью, припрятаны шерстяные рейтузы — а в полыни это чтобы моль их не пожрала, вязаные носки, и свитер, в котором не стыдно было бы съездить на Грушинский фестиваль.
Когда тебя, всю жизнь прожившего в Москве, приглашают приехать в Екатеринбург в ноябре — ты первым делом лезешь гуглить погоду в тех краях. И впервые думаешь, что Гугл-то сломался!

Или сломался, или нажрался, или заело в нём что-то: надо ноутом потрясти и всё починится. Ты трясёшь ноутом, а Гугл всё равно упорно показывает тебе минус тридцать! И в скобочках пояснение ещё (по ощущениям, -43)

Вот эти скобочки испугали окончательно. Я не знаю, что такое «минус сорок три по ощущениям», и, честно говоря, узнавать и не хотелось. Это может стать последним открытием в моей жизни. Самсонова хотя бы в Норильске была один раз — там было минус 56, а я — только в Астане, где было минус 26, и там я сдуру на улице вытерла нос носовым платком, а он моментально примёрз к носу и к бровям (да, я люблю щедро и хлебосольно сморкнуться в батистовый платочек)

В общем, что такое минус 26 — я могу себе представить. А что такое «минус сорок три по ощущениям» — пыталась всю неделю перед поездкой в Екатеринбург.
Мои ощущения подсказывали, что жопу надо утеплять чем угодно, но в три слоя. До этого момента я даже не знала, что в продаже есть колготки с начёсом! Притом, с таким начёсом, будто те колготки сшили из убитого йети, вывернув его шкуру мехом вовнутрь.

Но такие колготки существуют, и я их купила. Визуально те колготки добавляют тебе и твоей жопе килограмм 10, но на Урале, уж поверьте, хватает настоящих красавиц, и мы туда едем не на конкурс «Краса Урала». Самсонова тоже втарилась термобельём, и влезла на антресоли, на которых с незапамятных времён где-то лежали меховые унты Викиной мамы. Унты она нашла, поставила в прихожей, и в них тут же радостно нассали её коты.

В это время я покупала лосины из вывернутого наизнанку второго убитого йети. Их полагалось надеть поверх чудо-колготок. Заодно купила сапоги Аляска. И шерстяные носки. И варежки. И шапку. И ещё три свитера. И бережно достала из шкафа лисью шубу — она у меня счастливая.

Прошлой зимой, когда мы с Викой отмечали её день рождения — я вышла из ночного клуба в этой шубе, кокетливо заправленной в рейтузики, и в меня сразу мужик влюбился, а потом почти сразу женился. Жениться в Екатеринбурге я вот вообще не собиралась, но кто знает — какое ещё счастье может принести эта шуба? Может, я глыбу малахита сразу найду? ну, или как минимум, жопу не отморожу в первые пять минут.

Короче, рассказывать о нашей серьёзной подготовке к экспедиции можно ещё долго, но какой в этом смысл, если всё равно ничего не помогло??????? Ни шкуры убитых йети, ни Аляски с унтами, ни даже счастливая шуба!

Я не знаю, по чьим ощущениям там было минус 43, но по моим там было все минус 60, и это только в квартире. На улице, по моим ощущениям, было кристально чистое зло, и выходить туда было вообще нельзя.

Но у нас была запланирована интересная экскурсия и интервью со съёмочной группой телеканала ЕТВ, поэтому я помолилась Матери Моржихе, возложила в холодильник жертву: недоеденный Самсоновой в самолёте аэрофлотовский бутер, и побежала покупать валенки. Вот прям с мешком валенков меня и подобрала машина съёмочной группы около торгового центра.

Журналисты курили, смеялись, и спрашивали: как нам вообще погодка? Свежо ли нам? Приятен ли муссон? Не жмут ли мне три пары меховых колготок? Такие юмористы прям. А у самих-то камера была одета в пуховик! Реально. Я впервые видела одежду для камеры! С рукавами, капюшончиком. Я сначала подумала, что это собачий комбинезон. Нифига. Реально пуховик для камеры.

И всей дружной компанией мы поехали на Широкореченское кладбище: послушать интересных историй о похороненных там уралмашевских бандитах. Послушать, притом, из первых уст, так сказать. От человека, пережившего девяностые, и знавших всех этих людей лично.
Кто-то, наверное, скажет: зачем? Я отвечу: затем.

Это наша история. Это люди, о которых даже 20 лет спустя, говорят шёпотом. Почти всем им не было и тридцати. И про каждого нам рассказывали. О том, какими они были в детстве, как росли, кем постепенно стали, как погибали…

Было очень интересно, очень. И почему-то даже холод не чувствовался. Нас раз десять спросили: Вам не холодно? Не замёрзли? Может, вернёмся в машину?

А мы хотели дослушать все истории и городские легенды. О таинственной девушке, чьё мраморное изваяние в полный рост видно аж от самых ворот кладбища. Никто не знает: кем она была и для кого. Как погибла, и кто возвёл тут огромнейший мемориал на 20 квадратных метров. В Интернете нет никаких упоминаний о ней, да и наш экскурсовод честно признался, что даже он понятия не имеет: кто эта девушка. Чья-то жена? Дочь? Сестра? Любимая?
Очень впечатляюще всё это выглядит.

С кладбища нас повезли в Харитоновский парк, в Волшебную, как мы её с Викой называем, беседку. По легенде, под этой беседкой, стоящей на островке прямо посреди пруда — есть подземный ход, который многие пытались найти, но так и не нашли. К беседке всегда приезжают свадьбы: молодожёны там загадывают желания, и вешают замочки на мостик. Говорят, если загадать желание в беседке — но только чтоб про любовь и выйти замуж — всё сбывается.

Я в прошлом году загадала. Знаете, неожиданно сбылось. Даже я, скептик до мозга костей — аж уверовала в силу уральской земли.

В этот раз загадывать желания пошла Самсонова. Хотела, конечно, попросить любви и мужика, но когда зашла в беседку и подняла голову — первое что она увидела: это свисающую оттуда жопу голубя. И решила, что это Знак. Просить надо не мужика, а мира во всём мире. Попросила. Почему-то верю, что сбудется.

Вокруг беседки фотографировались аж две свадьбы. И мы, в своих меховых колготках, валенках, унтах и в прочих горнолыжных трусах — восхищённо наблюдали за подружками невест. На улице больше тридцати градусов мороза. По ощущениям — минус сто сорок. Девочки в чулочках и в туфельках. Улыбаются, фотографируются, и почему-то не падают замертво.

Тут мы опять уверовали в силу уральской земли и её людей. Я в детстве очень любила сказки Бажова, и мне всегда казалось, что все эти люди, о которых он пишет — они давно уже вымерли как мамонты. Ну, то есть, жила когда-то на Урале сверхраса: Данила-мастер, дед Кокованя, сиротка Дарёнка и козлик с серебряным копытцем. Такие, в общем, сказочные персонажи. Так-то, понятно, Урал — это что-то типа Нарнии. Придуманная сказочная страна. В реале никакого Урала нет, а если и есть — то люди там не живут.

Живут. Козликов с серебряным копытцем мы не видели, но сказочных персонажей- там каждый первый. Нормальные, человеческие люди, в таких условиях вообще жить не могут.
Я даже в нашей съёмной квартире всё время жила в ванной, а Вика на кухне — там газовая плита в 4 конфорки, и если их зажечь и стоять над ними на табуретке — то немножко можно выжить.
Короче, я могу рассказывать ещё долго: потому что за 4 дня мы хапнули столько впечатлений, увидели столько интересного, перезнакомились с таким количеством людей — что нам ещё неделю всё это надо переваривать. Я даже про наш концерт не буду ничего рассказывать. А зачем? Он был прекрасен. Притом, прекрасны, разумеется, были не мы, а люди, которые пришли на наш концерт, невзирая на минус 43. Невзирая на то, что в этот день невозможно было завести машину. Невзирая на расстояние, которое люди проехали до Екатеринбурга из Челябинска, Тагила, Тюмени и Ижевска.

Это настолько круто, что даже мне трудно передать все наши эмоции.
Поэтому я просто знаете что? Я поклонюсь до земли всем тем, кто был с нами все эти четыре дня. Всем, кто пришёл, приехал и прилетел на наш концерт. Всей съёмочной группе канала ЕТВ. Нашему прекрасному экскурсоводу. Нашей Светке Поздняковой, которая уже в третий раз взялась за организацию нашего приезда в Екатеринбург, и давно уже стала для нас больше чем нашим организатором — она Наша Баба. Спасибо тебе, Светка. Без тебя — ничего этого и не было бы.
И спасибо всем, кто дочитал всю эту простыню.
Спасибо.
Всегда ваши, Лидос и Викец

Лидия Раевская

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс